ЧС 2018
Вибори-2019
Онлайн
Сектор
Спецпроекти
Країна Укропів

Армійські софізми - 65 (18+)

Україну захищають мудрі та дотепні люди, тому в ООС що не слово – то афоризм, софізм, слушна думка чи дотепна байка

Depo.
30 червня 2018 15:00
ФОТО: depo.ua

Журналісти Depo.ua склали добірку софізмів, жартів, віршів, кумедних світлин та картинок від бійців ООС і військових волонтерів, які вони публікують в соцмережах.

Ми публікуємо їх мовою авторів, з авторською лексикою, орфографією та пунктуацією

#цитата:

"Що таке БДСМ? Якась машина піхоти?"

Як припинити сміятися? (Nastka Fedchenko)

Пропозиция :)

Учредить медали:

1. Золотую - "Учасник АТО"

2. Серебрянную - "Співучасник АТО"

3. Бронзовую - "Сучасник АТО"... (Юрій Руденко)

Військова журналістика дуже тонка справа.... Одночасно необхідно бути обізнанним як у військовій сфері, так й у публіцистичному мистецтві... Принаймні, хоча би по-мінімуму...

А то, коли існують прогалини хоча б в одному з цих питань... виникають такі перли...

- "... БТР-и, БМП та інші танки..."

- "... заСКРЕкотали великокаліберні кулемети"...

- "... 152-мм авіаційна гармата..."

- "... танк підстрибнув і покотився далі..."

- "... бойовики бігали поміж будівль та плювалися вогнем..."

ну й так далі (Костянтин Машовець)

мойо мєсто работи називаєцца міноборони

каждий день хожу туди в фуражці і погонах

роблю там даже менше ніж вопше ніхуя

а всьо тому шо генералом працюю я

правда часом скучно там на роботі мені

но лучче канєшно чим десь у котлі на війні

а тут за день пару раз розложиш пасьянс

не каждому в жизні такий випадає шанс

і цій ситуації я в целом бєзмєрно рад

а всьо потому шо у мене єсть старший брат

занімався всігда він моїм воспітанієм

і к пройобам разним відносився з поніманієм

всігда старався тепліше місце для мене найті

шоб не потірявся случайно на жизнєнном я путі

і от підвернулась тут поєздка тепер до армян

попросив президента брат, підбираючи нужні слова

сльозливо як він уміє, і в мене робота нова

єду в єрєван!

(с) Микола Воськало

#Сорокин_хвост

Тут Сорока красот с окраин Донецка принесла. Этот пейзаж особенно умиляет когда его дополняют пять самоубившихся абизян и три покалеченных. Часть из них пожалили ОСы из ССО прямо на их позициях. Так же у абизян, из-за курения в неположенном месте сгорела очередная бэха.

Замороченный Марочко из Лугандии говорит, что возле поселка Желобок нет новых позиций ОС. ОСы говорят, что их там таки нет, а если вдруг кто-то из абизян там зашкварится, то нас там нет и претензии к Марочко.

На Спартаке злые бандеровцы подкинули абизянам бездуховной паленой водки из натовского спирту. Вследствие распития этой бодяги разум одного абизяна помутился, он поругался со своими братьями по разуму и выдернув чеку поставил на стол РГД. (Через час после этого на одном из рынков Донецка в продаже появился свежий фарш.)

Пы.Сы. Информация из непроверенных источников и на 100% фейковая. (Игорь Романчук)

Прочёл статью "Почему уходят солдаты?". Мне есть, что сказать за эту боль, (чай пятый год в армии). Совершенно другой армии. Той, которая возродилась из пепла (знаю, что пафосно, могу на маты заменить если нужно), армии которая сама написала свою историю.

Итак, почему же уходят солдаты?

1. А вы хотите, чтобы они служили вечно? Несколько десятков тысяч стойких оловянных солдатиков из картонной коробки взятой с шифоньера. Пока половина мужского населения страны смыв в унитаз повестки, чертиков на х@ю фломастером рисуют сидя в тылу, мальчики пусть воюют? Вечно? Оно то и понятно. Это у вас семьи, бизнес, пятничные посиделки, курорты и вебинары. У вас в конце концов есть жизнь. Она одна и ее страшно потерять. У солдатиков возрастом от 19 до 60 нет ничего нет и быть не должно. Они оловянные солдатики.

2. Но солдатики готовы жертвовать многим, а порой и всем. У них уже материализовался ген войны. Она с ними навсегда. Правда по канонам бестолковой науки логика, им бы понимать всю глубину смысла некоторых действий. Например перепечатываний по десять раз журнал боевой подготовки или книги учета личного состава? А завтра оказывается, что все равно неправильно. А как правильно? Та хз, но вот так точно не правильно. Вот послезавтра уже правильно, но всё равно хуйня, обложка не того цвета. Да, теперь нужно синего цвета. Где брать? Фраза "не еб@т", пишется раздельно.

3. Правда солдатики и с этим свыклись. Они кстати многое на своих плечах вынесли и могут вынести. Даже больше чем вам кажется. А вот громко сказанную полковником фразу "закрой ебало", адресованную кому-то в строю, фразу которую слышал весь батальон только вышедший с боевых, (при этом потеряв ещё троих пацанов), солдатики не поняли. Кстати и не забыли. И вообще никогда не забудут. Боевой был тот полковник? Ну как сказать?... Мой кот Марик по сравнению с ним Рэмбо. Ушёл полковник вверх. На повышение. Такие всегда идут вверх. Делиться опытом. Строить новую армию. Такой воен в панамке один? Нет! Имя им легион!

4. Солдатики уходят потому, (вот сейчас будет непонятно), что они готовы воевать и умирать за свою страну (здесь снова пафос, извините), но служить они не готовы. Хотя стоп. Не прав. Готовы и служить, главное понимать правила игры. Но их мало кто знает. Солдатики не могут понять, (оловянные же, что с них взять), как это, воюет весь батальон, но к празднику можно наградить только одного. Ага, так и происходит, звонят из бригады и говорят, "Одного на відзнаку МО, та ще двох на подяку від комбрига". Солдатики дупля не отбивают, почему можно бухать старшим офицерам, красиво так бухать с размахом и оркестром, а солдатикам почему-то нельзя. И они не могу сложить простой пазл из двух кусочков. Первый "боевой командир, за которым батальон не задумываясь пойдёт в огонь" и второй кусочек "постоянная опала".

5. Умные люди в очках говорят, что не хватает офицеров. Да, не хватает. Правда есть масса сержантов, которые многим из действующих офицеров могут дать фору в сто пунктов. Их бы назначить на відповіді посади, та присвоить хорунжего (младший лейтенант), но блять (здесь моя рожа ехидная), у них нет высшего образования. Можно подумать, что факультет Зажопинского сельскохозяйственного института "Скоростное осеменение крупного рогатого скота в условиях кромешной темноты" очень поможет в этом вопросе. Сразу воевать начнёшь на порядок лучше.

Если сейчас начать считать офицеров которых никто не видел трезвыми, то картина будет не айс. Вот и получается, что солдатики ебашат за себя и того парня. Мало того, ты даже не можешь присвоить старшему сержанту звание старшины. Сложно это. Там вообще полный пиздец. Может солдатик об этом всю жизнь мечтал. У него вообще сейчас жизнь, это знаете такая хрупкая величина. Утром проснулся! хорошо!... Вечером уснёшь? А никто не знает... Но нельзя. Мотивация знаете ли штукенция особенная.

6. Страшно вам? Кто будет воевать? А попробуйте сами, выполните долг гражданина своей страны. У вас получится. Это не трудно, где-то даже интересно. И после первого обстрела не так уж ссыкотно.

7. - Привет ты из учебки?

- Да!

- Специальность.

- Пулемётчик КПВТ.

- Окей.

- А мне может кто-то помочь с пулеметом разобраться?

- ??? Ты же из учебки?!

- Нас там почти ничему не учили. Стреляли один раз. Пять патронов.

(Разговор лета 2016 года).

8. Солдатики уходят видя как все меньше песка остаётся за стеклянными боками пузатых часов. Они хотя твари и бессловесные, (олову говорить не дано), но понимают, что нужно будет возвращаться в мирную жизнь, в которой ты никому не нужен кроме своей семьи. Мало того, тебе нужно учиться жить заново, ибо от тебя прежнего ничего не осталось.

Причины проблемы "почему уходят солдатики" лежат на поверхности, но их никто не видит. Слишком велика пропасть между реальностью и докладами лежащими на столах в больших кабинетах...

Солдатики уходят домой унося с собой свой боевой опыт. Это навсегда с ними. И эти солдатики наши, украинские, а любая армия сильна не "джавелинами"...

И не только армия. (Алексей Петров)

ПВО.

Однажды я ходил на "военку". Военную кафедру КПИ, по напрямку "Зенитно-ракетный комплекс "ОСА". Я учился там два года, и именно там привык пить кофе с лимоном.

Я был "секретчиком", то есть - у меня был чемодан. Нормальный такой олдскульный, с прикрученной пивной пробкой, зеленым пластилином в ней, и выданной мне под восемьсот страшных подписей в восьмистах страшных документах металлической печатью. Треба было сложить прошитые "секретные тетрадки" в чемодан, налепить веревочку на пластилин, плюнуть на печать и опечатать этот гробик с ручкой. И потом отнести его в "секретную часть". А на следующий раз - получить, и все по новой.

Клянусь - с каждым месяцем чемодан весил все больше и больше.

Иногда сохранность печати мог проверить куратор нашего учебного взвода, подполковник В.

Секретные знания, которые мы записывали в секретные тетради из секретного чемодана, были примерно 1970-го года выпуска. Нас это дико веселило. Подполковник В. не обращал на это внимания. Матерый был мужик. Спокойный.

Подполковник В. был нормальным. Среднего роста, средней статуры, черноволосый, всегда побритый и благоухающий парфюмом. Он был таким, знаешь... ну вот есть люди, которые умеют юморить с таким непроницаемым лицом, что ты не знаешь, смеяться тебе или кивать головой со сложным лицом.

Форму полковник носил легко. Шла она ему, что тут сказать. Он мог сидеть за столом и писать бесконечные книги учета журналов учета, а через минуту легко вскочить, не помяв ушитого кителя, на шестиколесную боевую машину и надавать по рукам мне, когда я из любопытствам пытался эту самую машину завести в боксе.

Аккумуляторов в машинах не было. Они тогда всей кафедрой с зарплаты сбросились и купили один, двадцатичетырехвольтовый - очень им хотелось хоть раз выгнать машину из бокса и показать нам, как она по настоящему работает. На аккум им хватило, а на резину - нет. Машина, вооруженная шестью учебными ракетами, осталась в боксе.

Однажды, уже в конце курса, я возвращался от барышни домой. Где-то в полтвторого. Поднял руку, остановил серого жигуля шестой модели, такого, с двойными круглыми фарами, как у папы был. Открыл дверь, начал говорить "На Василенко мне..."

За рулем сидел подполковник В.

Так я узнал, как много офицеров ЗСУ таксовали ночами. Меня он подвез, но денег не взял. Ничего не сказал, и я как-то сам понял, что рассказывать об этом во взводе мабуть не треба. Хотя, думаю - ему было все равно.

Потом были экзамены. А в 2010м, пытаясь таки получить звание лейтенанта в сфере ПВО (спасибо, Боже, что не получил, а то служил бы командиром "ОСЫ", а не в пехоте командиром микровзвода) - узнал, что подполковник В. вышел на пенсию, получив на прощание третью звезду на погон.

Ну вышел и вышел. Мне он успел привить интерес к военным картам, и это единственное, кроме принципа отвода газов из канала ствола, что мне понадобилось на войне.

Следующий раз я увидел подполковника... отставить, уже полковника В. много лет спустя. Весной четырнадцатого. Он сильно сдал, и его щегольский китель, видимо, остался дома. Он был небрит - а это вообще не укладывалось в мою картину мира. Он был усталым, грязным, и "дубок" с нашитыми подполковничьими звездами явно все эти годы надевался на даче или в гараже.

Он чинил боевую машину "ОСА". В мае четырнадцатого офицеры, прапорщики, солдаты и сержанты зенитно-ракетного полка сутками, почти без сна, забывая поесть, пытались восстановить умирающие машины и отправить их на... не на фронт - не было тогда толком фронта. На восток.

Ему было под шестьдесят. Он отхлебывал чай из пластика. Он не узнал меня, и это нормально. Им нужны были аккумы, резина, сварочник, болгарка, ключи какие-то... мы поговорили с ним и с такими-же, как он, еще нестарыми крепкими отставниками и уехали. А они докурили, вернулись в бокс и стали привычно заскакивать на машины.

В четырнадцатом году зенитно-ракетный полк из Киевской области, составом в триста солдат и офицеров, за трое суток принял чуть больше восьмисот мобилизованных, вывел все способные ездить машины и своим ходом уехал на войну. Чинить остальные, с миру по нитке и "соберем из трех одну" приехали несколько десятков отставных офицеров из ПВО. Они застроили наряд на КПП, отымели мозг дежурному по части, переоделись в старые камуфляжки и ушли в боксы. И провели там несколько месяцев, "подняв" больше пятнадцати машин.

И когда я слышу визги "все офицерье до войны раскрадывало армию" - я вот полковника В. вспоминаю. Матерый мужик. Спокойный. (Мартин Брест)