ЧС 2018
Вибори-2019
Онлайн
Сектор
Спецпроекти
Країна Укропів

Армійські софізми - 64 (18+)

Україну захищають мудрі та дотепні люди, тому в ООС що не слово – то афоризм, софізм, слушна думка чи дотепна байка

Depo.
16 червня 2018 09:00
ФОТО: depo.ua
Армійські софізми - 64 (18+)
Джерело: 93%/Facebook

Журналісти Depo.ua склали добірку софізмів, жартів, віршів, кумедних світлин та картинок від бійців ООС і військових волонтерів, які вони публікують в соцмережах.

Ми публікуємо їх мовою авторів, з авторською лексикою, орфографією та пунктуацією.

#армійське

- Atteeeeen-SHUN!

Чіткий грюкіт солдатських чобіт.

- Guaaaards! Kill on three! One! Two! Three!

Хором:

- KILL!!! :)

- Forwaaard MARCH!

ХРЯСЬ, ХРЯСЬ, ХРЯСЬ! - три стройових. Взвод нагло проходить по золочівському плацу повз стрій перешуганих срочників і здивованих офіцерів.

У другій роті тривав день англійської мови :) (Харитін Старський)

#Сорокин_хвост

Некоторые из вас читают сводки штаба ООС и там пишется о том, что "Підрозділи Об'єднаних сил давали адекватну відповідь", но шо это и как оно выглядит не все в курсе. А выглядит оно примерно так: Шо прилетело, тем и отвечают туда, откуда прилетело. Если абизяны стреляют из жилой застройки, то силы ОСы дожидаются выхода абизян в то место, где их можно наказать.

Только тссс, тихонько и никому, це не ми, в сектор "Зю" не завезли патроны и хлопцам запретили отвечать.

Пы.Сы. Информация из непроверенных источников и на 100% фейковая (Игорь Романчук)

Одесский военком(с)

-Не, я конечно рад, шо у вас сын… как вы сказали, японист? Ну так я вынужден вас таки огорчить, Япония отменяет тока дипломатические визы. Так шо передайте сваму отпрыску, шо он сможет красить заборы любимой части декламируя хокку и танку. (Рагулі непереможні)

#тридцать_пять

6.

"Цєвєшка" стояла фиг знает где, метров за семьдесят от душа. Чтоб грязь не разводить. В роли душа выступала ажурная, крашенная белой краской металлическая конструкция с взгроможденной сверху обрезанной шикарной бочкой. Каждый раз, когда заправщики приезжали на опорник - глаза их неминуемо отмечали эту ярко-синюю двухсотлитровую особенность пейзажа.

- О, наша бочка, - обычно говорил кто-то из них, - У нас как раз одна в проебе числится. Тре командиру сказать.

- Кажи, кажи, - бурчал Валерич, рассеянно листая накладные, - Кажи, шо бочка эта наша, всегда была наша, и останется тоже, во веки веков, аминь.

- Но вы ж ее где-то взяли? - допытывался заправщик.

- Слухай, ты, топливый элемент, - Старшина с великолепным презрением окидывал солдата царственно-скучающим взором, - Может эта бочка всегда в батальоне была. С самого начала. С четырнадцатого. Может ее лично командующий сухопутки первому комбату вручал в день основания бата. Может даже и начальник генерального штаба.

- Шото ты звездишь, - с сомнением ворчал служивый, поневоле смотря на бочку с уважением. Бочка хранила гордое молчание.

- А ты на нашу бочку не зазіхай, - говорил старшина, выискивая в необъятных кармана мтпшки черную ручку, - Может не дорос ты еще до бочки. До нашей. И вообще. Может мы ее у сепаров отжали. Во время героического штурма.

- Ну да, ну да... - лыбился гсмщик, - В бою взяли.

- Может и в бою, - причмокивал старшина, - А может ее спиздили на РМТЗ, когда вы бухали на день рождения какой....

- Вооот! - радовался солдат.

- ... до беспамятства, - сурово заканчивал старшина и размашисто расписывался, каллиграфически подделывая подпись ротного, - А может нехер бочки терять.

- Это да...

- Хуйда, - подытоживал Валерич и вдруг, резко повернувшись, надсаживался, - Ваханыыыыыч! Скока недолили?

- Короче поехали мы, - бормотал солдат и быстро прятал накладные в тубус от порохового заряда ОГ-7, - Все, мужики, пока!

- Отож, - ухмылялся старшина и мечтательно кивал на бочку, - Щэ послуужить... послужить.

ГСМщики торопливо лезли в машину, убитый двигатель взрыкивал, пыль смешивалась с дымом, я в подкатанных штанах и шлепках шел к ЦВшке за водой. По воду. Короче - душ мне хотелось. Было тягомотно, и как-то одновременно скучно, непонятно и опасливо.

Все инетерсные события на опорнике случались, когда я либо мылся, либо стирался. Это я потом, уже под Докучаевском, привыкну к этому странной зависимости, а сейчас я стоял под жиденькой струйкой отдававшей дохлятиной воды и пытался помыться. Мыться одним ведром воды я тоже научусь позже - сейчас я по богатому влил четыре, в надежде на обильный, хоть и холодный душ. Заворчало двигло, я сунул в рот зубную щетку и попытался одновременно помыться и почистить зубы. Получалось фиговенько. Вода воняла все больше - за несколько недель до этого в озеро, где мы брали воду, упало полпакета из ГРАДа. Рыбы было... немеряно. Еще больше подохло. Вода была мерзкая, но выбора у меня не было. Да и... все так мылись. Чем я лучше других?

Вот. Вот эта мысль билась во мне уже два с половиной месяца. Уверенный, как и большинство людей, в своей личной исключительности и ценности для мира в целом - я нехотя, с треском становился таким-же, как и полторы тысячи других мобилизованных в полтавской учебке. Ничем не лучше и не хуже. Я заново учился чувствовать себя частью толпы и ничем от нее не отличаться. Теперь, под Старогнатовкой, мой мир был ограничен тремя десятками человек мотопехотной роты, и... все стало просто. Нужно было делать так, как они. Так же мыться. Так же курить, сидя на краешке окопа. Так же бежать в блиндаж, когда бегут они, и так же не рыпаться, если они лениво шляются по РОПу, откуда то зная, что вот именно этот "выход" - точно не по нам. Я потихоньку становился пехотой, а в пехоте все самое интересное происходит всегда в самый неподходящий момент.

УАЗ-"таблетка", переваливаясь на горбах, зарулил к блиндажам, совершил сложный маневр вокруг полуразобранного "Ниссана" и тормознул четко за двадцать сантиметров до аватарной ямы. Я, стараясь не запылить ноги, топал от душа и наблюдал, как из "таблетки" выкатился невысокий дядька и вступил в диалог с вылезшим из блиндажа ротным. Еще один, высокий здоровенный мужик в новенькой пиксельке, тут же исчез где-то между блиндажами. Водительская дверка распахнулась, из нее выплыл громадный клуб табачного дыма. Я равнодушно свернул к блиндажу. Кто-то зачем-то приехал. Меня это не касается.

Еще как касалось. Дядька, общавшийся с ротным, имел позывной "Шанхай" и был батальонным начмедом. Наш санинструктор Доки, которому я на третью неделю на РОПе устроил смотр лекарств и долго имел мозг по поводу тактической медицины - сдал меня с потрохами начмеду, который вот-вот дембелялся. Фельдшер, высокий и здоровый, становился тимчасово виконуючим посаду начмеда, следовательно - посада фельдшера становилась вакантной. А тут такой подарок - приехал мобилизяка, который из себя чуть ли не доктора корчит. Начмед, оседлав и "таблетку", и фельдшера, примчался на опорник, чтобы забрать к себе мобизяну, спокойно сдать посаду и укатить в счастливый дембельский закат.

- Иди сюда, - махнул мне командир. Я подошел, набрав в тапки пылюки, и остановился чуть позади ротного. Ровно месяц назад я был бы не против службы в медпункте батальона, но сейчас... сейчас, спустя эти четыре недели, я уже ни на что не променял бы вторую мотопехотную роту сорок первого отдельного мотопехотного батальона.

- Здравствуй, - протянул мне руку Шанхай.

- Здрасте, - вежливо ответил я. Чугунное выражение "Бажаю здоровья" все никак не хотело входить в мой небогатый лексикон. За начмедом возник наш санинструктор и стал злобненько на меня зыркать, вспоминая разнос, крики и мое умничанье.

- У тебя ж высшее образование есть?

- Есть, - тут же похвастался я, как будто это была моя заслуга, а не родителей, и зачем то добавил, - Два.

- Ты... эээ... Мне тут ваш санинструктор посоветовал с тобой поговорить. Насчет тактической этой медицины. Ты вроде специалист? - издалека начал начмед. После слова "два" глаза его заблестели.

Очень хотелось похвастаться, что в учебке я был инструктором по такмеду, с большим трудом обученным полтавским "Рыжим такмедом" и с тех пор козыряющим этим фактом где надо и где не надо. Показать нашивку "немедик" и медрюкзак, формированием (напихиванием) которого я активно занимался. Небрежно кивнуть на книгу "Военная хирургия", которую я в час по чайной ложке пытался осилить.. Выпендриться по полной. Ну как же Армия без меня, такого распрекрасного, до этого жила?

Армия, в лице ротного, обернулась и сделала такое выражение лица, которое очень точно называется "на сложных щах".

Я вспомнил Диму Балобина, нашего предыдущего зампотеха. Дима уже дембельнулся, но перед этим, сдавая нам дела и документы, Дима, выставив перед собой роскошную ассирийскую бороду, уронил в пространство золотую фразу: "Самому напрашиваться не надо. И знать керівні документи. Работа тебя и так найдет". Я запомнил, ротный, думаю, тоже.

- Хто, я? Не. То я эта... - сказал я и задумался. Начмед терпеливо ждал, санинструктор, ожидавший моей экстрадиции с опорника в медпункт, качался с пятки на носок, - Короче я в учебке слушал эта... такмед этот. Слушал. Я.

- А разбираешься? Тут помощь нужна... - взгляд начмеда молил "сознавайся, боец. Быть тебе фельдшером, колоть тебе цефтриаксон на воде в жопы товарищам віськовослужбовцям, возить аватаров в Волноваху на задувку и жить в домике возле магазина, на глазах у всего штаба..."

- Не, - махнул я головой, - Не навчений я. Не шарю. Вже даже и забув все.

"Не переигрывай" - было написано на лице Армии. Я вздохнул и замолчал. Лицо санинструктора вытянулось. Ротный ухмыльнулся и потянул из кармана сигареты.

- Мда, - сказал начмед и тоже вздохнул. -Ну ладно. Ну жалко. Ну поехали мы.

- Ага, - сказал ротный и затянулся, - А то може кофе?

- Не, - опять вздохнул Шанхай, - Кофе мы уже напились. Нам бы фельдшера... (Мартин Брест)

Недобитки (Дембель не избежен или как оно было на самом деле)

"Джигульме" постепенно начал превращаться в постамент. Пастор еще пытался его оживить, но остаток группы только скептически относился к его порывам.

-От скажи мне, отец расстрига! – Винт достал сигарету и протянул ее Гизмо, - а чего сепарва не может вот сразу, сходу накидать весь свой БК по нашим позициям?

-Все просто, - Пастор вытер масляные руки об кусок ткани во флеке, - они осваивают новые технологии. Рендомная рассылка.

Недобитки (Дембель не избежен или как оно было на самом деле)

-Я вижу несанкционированный митинг, козыри бубенные, - Гусар строго посмотрел на личный состав. – так смею вам напомнить не слуги ли мы короля? ЗСУ вас: одевает, кормит, воспитывает в конце концов. Чего вам не хватает?

-Секса! – выкрикнул Винт.

-Ну что, значит буду заебывать шанцевыми работами так, что никакого секса не захочется!

(Рагулі непереможні)

Те, що я заробив на війні –

Три уламки,

Чека від гранати.

Те, що я заробив на війні –

П'яний голос в маршрутці

" А тієбє єтого більо нАдА"…

Що залишив я там, на війні –

Віру в "братсво народів і дружбу".

Ще залишив я там, на війні –

Друзів… витримку

Слів непорушних.

Що отримав я там… на війні…

Не скажу я нікому словами.

То лиш прийде до мене у сні.

З чорно-сірими вато-димами.

Не питайте мене про війну.

В кожного воїна доля окрема.

Знаю тільки –

Я все повторю.

Прийде час.

І не стане ділема.

Знову в руки візьму автомат,

Каску, бронік

І флягу від "Дена".

Вірте точно –

Я все повторю.

Не втомившись

Та й вік не проблема.

АНДРІЙ МАРМАЛИГА.